В России продолжается процесс формирования новых народностей


Почти каждый год рождаются этнопроекты по возрождению, отделению или просто осознанию себя новым народом. Если в конце 80-х – начале 90-х шел бурный процесс национального возрождения больших, давно сформировавшихся народов, то теперь очередь дошла до маленьких, до сих пор даже не считавшихся отдельными этносами, а входившими в состав русских.

Итак, начнем наше новое российское этническое обозрение. На самом Севере, в Пинежском районе Архангельской области, несколько лет назад образовался народ чудь. Сами новые чудины (или чудики?) говорят, что не образовался, а возродился. Действительно, дославянское население северных и северо-западных земель российских называли чудью. Только имя это было сборным для многих племен, начиная от предков эстонцев и заканчивая предками коми. Со временем в представлениях северных русских чудь мифологизировалась в некий странный народ, который ушел под землю, не желая креститься, да так и остался там жить. Кстати, название «чудь», как установили филологи, не имеет ничего общего с русским прилагательным «чудной».

Интересно, что новая чудь вышла не из-под земли, а из… бывшего Министерства по делам национальностей РФ. Именно оттуда в далекую пинежскую деревню Нюхча (название чудское, переводится как «лебедь») в 1999 г. прибыл Сергей Григорьев, который и стал зачинателем возрождения нового старого народа, а по совместительству на собрании чудской общины деревни был выбран Вождем. Жители Нюхчи были совсем не против «очудиться», даже наоборот, своими силами создали целое Музейно-историческое общество по изучению народа чудь. Чудской Вождь вошел во вкус управления новообразовавшимся народом и объявил дерзкий план – строить всей деревней чудские деревянные лодки, чтоб заезжих туристов катать и вообще всячески поднимать туристическую привлекательность сего места. С тех пор, правда, работа по возрождению древнего племени маленько застопорилась, но семя, безусловно, упало на благодатную почву. На всем Русском Севере, чего не отрицают ученые, в сложении современного коренного населения принимала когда-то непосредственное участие и чудь. А пока для всех, кто желает присоединиться к древнему племени, скажем, что номер народа чудь в Перечне языков и национальностей РФ – 351.

Вообще, по числу новых народов Архангельская область стала чемпионом. Статуса отдельного этноса после нескольких десятилетий борьбы за признание добились поморы – потомки все той же чуди, новгородцев и, может быть, славных викингов (ну, по крайней мере, так говорят некоторые поморы в приватных беседах). В советское время этнографическая наука считала поморов особой группой русского населения. А сегодня поморы, как и чудь, отдельной строкой вошли в Перечень национальностей РФ и на переписи населения в 2002 г. набрали более 7 тыс. человек. Впрочем, поморские общины считают такой результат неуспехом, так как рассчитывали набрать не менее нескольких десятков тысяч. Вроде бы была даже поддержка со стороны прежнего архангельского губернатора – он как-то публично объявил о своем поморском происхождении. Как бы там ни было, для осознания себя новой национальностью у поморов есть многое: поморская национально-культурная автономия (НКА) уже действует на территории области, поморский диалект русского языка есть, даже религия собственная и та имеется. На статус последней претендует одна из ветвей русского старообрядчества, исторически распространенная в этих местах, которая так и называется – поморская вера. С диалектом тоже интересная ситуация. Вот, например, летом прошлого года поморская НКА обратилась к общественности с призывом сохранить исконное название места музея деревянного зодчества Архангельска – Малые Корелы, которые на новых картах все чаще стали превращаться в Малые Карелы. Дело в том, что свое имя музей получил от старинного поморского села Малые Корелы, а его название восходит к поморскому слову «корела» с ударением на первый слог. Так что поморские активисты готовы бороться за языковую самость.

Если переместиться с Севера на запад, в Ленинградскую область и Петербург, то там мы обнаружим еще один довольно удачный этнопроект возрождения уже казалось совсем вымершего народа. Имя ему – водь. Сегодня это самый малочисленный коренной народ европейской части России: всего около 100 человек. Условно водь можно разделить на старую и новую. Старая представляет собой десяток последних водьских старушек, мирно доживающих свой век в деревнях под Петербургом. «Новой водью» можно считать потомков води, как правило, живущих в Петербурге, которые совсем недавно осознали свою национальность заново. Дело в том, что к концу 80-х гг. XIX в. водь практически полностью обрусела, чему среди прочих способствовало отсутствие письменности у водьского языка.

Несколько лет назад пара энтузиастов взялась за национально-культурное возрождение води. Стали устраивать раз в год водьский праздник в одном из сел, куда собирались потомки води, а главное, создали водьскую письменность. История ее создания просто замечательна. Алфавит на основе латиницы и учебники не издавались, а были вывешены в Интернете. Можно со всей ответственностью утверждать, что это первый российский опыт восстановления какого-либо языка через Всемирную Паутину. Так письменный водьский язык дошел до молодых и активных потомков древнего народа быстро и абсолютно бесплатно. Оказалось, распространять язык легче, чем печатную газету.

Процесс образования новых народов не является чисто российским ноу-хау. На юго-западной окраине Англии несколько сот человек возрождают корнуэльскую национальность, относящуюся к кельтским народам. Ситуация напоминает нашу водьскую: та же тихая ассимиляция и растворение внутри большого народа и точно такая же почти полная потеря языка. Но сегодня упрямые корнуэльцы вновь пытаются говорить на воссозданном языке и поют в пабах древние корнуэльские песни. А на севере Норвегии небольшой этнос – квены добились статуса народа и, соответственно, культурной автономии; теперь борются за возможность преподавать своим детям в школах на квенском языке.

Как говорят специалисты, подобным процессам способствуют две группы факторов: географические и, как ни странно, чисто экономические. Обе группы факторов влияют одновременно, хотя чего-то может быть больше, а чего-то меньше. В первую группу входят такие понятия, как периферийность и географическая оторванность. Население, обособленное от остального горами, озерами, отсутствием дорог (так, в Нюхчу, как говорили сами новые чудины, ни одной нормальной дороги не идет) или еще чем-либо, постепенно вырабатывает сильно отличающуюся даже от ближайших соседей субкультуру. И тут никакая глобализация не поможет, потому что как был Корнуолл полуостровом, периферией, так он ей и останется. Экономические факторы связываются с уровнем жизни населения. При достаточно высоком уровне, когда первоочередные потребности удовлетворены, люди начинают задумываться над вопросом – «кто я (мы)?». Довольно часто ответом на него становится осознание себя новой этнической общностью. Обратите внимание, водь возрождается в далеко не бедном Питере, а поморы в не самой бедствующей Архангельской области. Да и Англия с Норвегией тоже не находятся на экономических задворках Европы.

Говоря о прогнозах появления новых этносов в России, эксперты утверждают, что вскоре мы можем получить целый регион с новым народом – это может быть сильно оторванная от остальной России Калининградская область. Также возможно возникновение новых небольших этносов на базе уже существующих региональных групп населения по всей России, не исключая даже Подмосковья, но для этого нужны перечисленные условия.

Александр Трифонов

  • 0
  • 21 апреля 2010, 16:41
  • admin

Коментарі (0)

RSS згорнути / розгорнути

Лише зарeєстровані та авторизовані користувачі можуть залишати коментарі.